Маленькое чудо или как я познакомился с В. В. Милашевичем и его методикой.


Это было довольно давно, когда слово “персональный компьютер” ассоциировалось со словом “ДВК”, а Советский Союз был еще нерушим. Это был 1990 год. Владивосток. 

Я был молодым специалистом, преподавателем кафедры психологии ДВВИМУ (сейчас МГУ им. адмирала Невельского). Зав.кафедрой психологии тогда была Еремеева А.И. Именно от нее я впервые услышал о Милашевиче, о неком загадочном человеке, который может практически любого за неделю научить английскому. Помню, только уважительное и доброе отношение к А.И Еремеевой и притормозило мое желание высказаться по этому поводу иронично: скепсис был велик.

Получилось так, что несмотря на хорошие оценки, сначала в школе, потом в университете, изучение английского сформировало у меня ряд стойких комплексов и предубеждений, примерно такого рода: а) я не способен к языкам, б) иностранный язык - это нечто похожее на дом из песка, неустойчивое и рассыпающееся, без логики и структуры, требующее бесконечного времени на изучение и безумного количества усилий. Но, в то же время, я был заинтригован.

Через некоторое время, благодаря В. Г. Семенову ( кандидат психологических наук) я попал на тренинг Владислава Витольдовича Милашевича, где познакомился с ним и его методом. 

Вспоминается аудитория в Доме Культуры, столы, поставленные в круг, за которыми сидело около 20 человек - учеников самого разного возраста. Часть человек сидело сбоку, не за столами. Они знали английский и присутствовали на тренинге, чтобы познакомиться с методикой преподавания английского.

Милашевич, худощавый человек лет сорока - пятидесяти, с внимательным и приятным взглядом, поздоровался, представился. Организовал раздачу комплекта методичек, отпечатанных мелким шрифтом на довольно плохой бумаге. Впрочем, тогда, в 1990-м году, такое качество бумаги удивления не вызывало. Скорее, вызывало удивление, что вообще есть специальные рабочие материалы, а не просто доска, мел и преподаватель. Оказалось, что за неделю до первого занятия почти всем ученикам было выдано пособие для самостоятельного изучения минимального набора служебных слов: местоимений, предлогов, союзов.... Это - около 120-150 слов. Требовалось знать их перевод до начала тренинга. Необходимо было их все выучить.

Начавшееся занятие поразило полным отсутствием каких-либо лекционных форм, минимумом объяснений и рассказов со стороны преподавателя. Владислав Витольдович ограничивался инструкцией к очередному упражнению, организацией работы и контролем за тем, как выполняются задания. Практически, в аудитории слышны были только голоса учеников. “Страница номер..., упражнение номер..., делаем по следующему образцу..., Ваша очередь,” - произносил очередной раз Милашевич. Ученик проговаривал вслух какие-то странные словосочетания, типа: ”Зеленя зелень, зеленеющая зелень зелененная зеленью при зеленении зеленит зелени...” Преподаватель очень коротко поправлял, чаще всего односложными словами, типа: “да”, “нет”. 

Выглядело это и дико, и интригующе - одновременно. Вроде как, тут собирались научить всех присутствующих английскому за 40 часов, но вместо английских слов и текстов, мы “тратили драгоценное” время, вспоминая как образовать в русском языке причастие и деепричастие из глагола. Зачем-то русские предложения, типа: “МАШИНА по улице ВЕЗЕТ ЛЮДЕЙ”, переводили в вопросы: “КТО по чему-то ДЕЛАЕТ ЧТО.”. Потом еще трансформировали эти предложения на совершенно непонятный странный язык: “ВИЗИТ по визиту ВИЗИТИТ ВИЗИТ.” Все выглядело не сложным и похожим на словесные игры. Было забавно и любопытно.

Потом дошли до упражнений, в которых предложения совсем не были похожи на русские. Вместо слов были просто числа, если не считать английских служебных слов, примерно так: “The 1 along the 2 3s the 4s.” В нашем распоряжении была таблица соответствия признаков, пример того, как это надо делать и... логика родного языка. Этого было совершенно достаточно, чтобы такого рода предложения перевести как: “КТО по чему-то (или вдоль чего-то) ДЕЛАЕТ ЧТО.” А потом были упражнения, где числа были заменены ничего не значащими словами, но предложение стало очень напоминать английское: “The visit along the visit visits the visits.” Мы его так и прочитывали, опять возвращаясь к знакомому: “ВИЗИТ по визиту ВИЗИТИТ ВИЗИТ”. Я бы сказал, к “куздринскому” языку. 

Глядя на англоподобное предложение и проговаривая его таким образом, я вдруг все понял. Случилось “маленькое чудо”. Для меня английский вдруг стал близок и понятен, почти в один миг. Вместо “дома на песке” стал проглядывать фундамент и структура. Я увидел как просто можно научиться строить фразы на английском языке.

Дальнейшие упражнения были настолько для меня просты, что я большей частью помогал соседям. Все строилось на логике и требовало минимального напряжения памяти. После того как Милашевич убедился, что ученикам, понятно, как выполнять упражнение, они разбивались на маленькие группы по 2-3 человека и занимались самостоятельно. Домашних заданий не было. 

Тренинг продолжался 5 дней, по 8 часов в день. Из пяти дней примерно 2 дня мы учились переводить различные грамматические конструкции на “куздринский” язык, благодаря которому мы сами и преподаватель получали возможность убедиться, что мы понимаем логику конструкции: что является главным, а что второстепенным, что к чему относится.

Оставшееся время мы применяли полученные навыки в жизни - переводили оригинальные американские тексты про рыб, которые водятся близ калифорнийского побережья. 25 научно-технических текстов одинаковой структуры и близких по словарному составу. Первые 5 текстов дались не быстро, с трудом. Хотя, с другой стороны, в них теперь, после двух дней работы с грамматикой, было все понятно. Последние тексты читались так, как будто были написаны на русском языке. Это было реально круто, просто и гениально. 

Я был знаком, как психолог и как человек интересующийся теориями обучения, с теорией П.Я. Гальперина, под руководством которого, как оказалось, В.В. Милашевич в 1970 году защитил кандидатскую диссертацию. Так же мне немного было известно о Л.В.Щербе и его знаменитой фразе “Глокая куздра …” Но я не ожидал, что реальные научные знания могут быть так просто реализованы в жизни, для решения конкретных задач. И! Привести к по-настоящему фантастическому результату. Мне удалось довольно близко познакомиться с Владиславом Витольдовичем Милашевичем, но к великому сожалению, это знакомство оказалось недолгим. Через год он умер.

Если говорить о том, что меня до сих пор вдохновляет в преподавании английского по его методике в рамках МАК метода и дальнейшей разработке современной версии методики Милашевича, так это возможность наблюдать, как постоянно, у каждого нового ученика, неизбежно, у кого-то рано, на 5-м часе занятий, у кого-то позже, происходит “маленькое чудо”, подобное тому, которое мне самому удалось пережить когда-то.

Олег Калмаков.

 

24 Янв 2013 в 17:53


Комментарии (0)


Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии